«Крепкая семья»-протестантам!

С ЛЮБОВЬЮ И БОЛЬЮ О НЕПОНИМАНИИ ПРОТЕСТАНТАМИ

ПРАВОСЛАВНОГО ОТНОШЕНИЯ К ЦЕРКВИ

А Церковь — нечто более, чем мы.

Не высказать Её надмирной сути.

Она — Источник, не подвластный мути,

Она Надежда посреди чумы.

Единая Святая Церковь — Мать.

Род человеч забыл о покаяньи.

Ликует враг. Напрасно ликованье:

Тебе одной Сиять и Побеждать.

Иеромонах Роман Матюшин.

Слава Богу, что наш приход уже знают верующие из неправославных общин г. Калуги. Иногда наши миссионеры и катехизаторы присутствуют на библейских занятиях или собраниях неопротестантстких общин г. Калуги. Иногда сами неопротестанты приходят на наши библейские занятия и семинары. Процесс некоторого миссионерского понимания идет, хотя и с большим трудом. Казалось бы, что может быть проще, чем договориться друг с другом верующим людям? Оказывается — нет. Человек – существо социальное. Говорить исключительно о вере нам трудно. Сразу включаются дополнительные механизмы защиты своего понятного и удобного микросоциума. В подавляющем большинстве случаев инициатива совместного общения идет со стороны православных, а пасторы пятидесятников и баптистов чаще всего стараются избегать каких-либо взаимоотношений на библейской вероучительной основе, не только диспутов, но и просто совместного разбора Библии. В ответ на предложение побеседовать о Библии они сразу начинают предлагать совместную социальную работу или совместную молитву. Они говорят, что разговоры о вере ни к чему не приведут. А вот общие дела и совместная молитва – принесут пользу. Но ведь мы (православные и протестанты) именуем себя евангельскими христианами. И разномыслие у нас в понимании именно Священного Писания, а не социального служения. Если мы начнем реализовывать полноценное социальное сотрудничество с целью выстраивания взаимопонимания, то вероучительные разногласия рано или поздно всё равно встанут перед нами во всей полноте. Они намного глубже уровня общественного взаимодействия в делах милосердия, и их никак не обойти. Сотрудничество без решения вероучительных вопросов не будет полным. Такие предложения пасторов выглядят не иначе, как дипломатический отказ и просьба: «Не беспокоить!». А с духовной точки зрения эти предложения означают: «Вы нам не нужны, мы вполне самодостаточны» (ср. 1Кор. 12:21). Абсолютная духовная независимость протестантских общин только подтверждает отсутствие их единства с православными в Боге. Это подтверждается и молитвенной практикой протестантов.

Каждый протестант готов с ходу предъявить любому православному ряд обоснований, по которым он считает православных фарисеями, обрядоверами и идолопоклонниками. Протестанты сразу отвергают молитвенный опыт Церкви, перекрещивая крещеных православной Церковью людей. Также они не допускают почитания Божией Матери, икон, святых и святынь. Они активно критикуют молитвы Церкви, сохраненные в богослужебных текстах на церковно-славянском языке. Предлагают молиться своими словами, не принимая молитвы святых. Именно поэтому протестанты и неопротестанты организуют свои общины и собрания и имеют собственное богослужение, игнорируя Православную Церковь. У них собственная епископально-пресвитерская структура, свои союзы церквей и свои расколы между лидерами. Само создание собственных структур в традиционно православных регионах также подтверждает абсолютное непризнание протестантами благодатности Православной Церкви (ср. Рим. 15:20).

Но, несмотря на это, сами протестанты начинают предлагать совместную молитву. Как православные могут видеть искренность в предложениях протестантов совместно молиться, в ситуации изначального отвержения протестантами молитвенного опыта и иерархии Церкви? Мне кажется, что каждый из пасторов, выступающих за совместные молитвы, ответит на этот вопрос по-своему. Было бы интересно узнать их ответы. Для меня данное несоответствие лишний раз указывает на противоречивость духовного пути протестантизма. Эта противоречивость уже подтверждается исторически. Протестантизм, начав борьбу с безнравственностью и пороками клириков Католической церкви, пытаясь вернуть людям Писание, в итоге пришел к оправданию при помощи Священного Писания самых страшных содомских пороков – рукоположению и

венчанию гомосексуалистов и т.п.. Таким образом, европейский протестантизм выродился и уже явил свои «плоды» (Мф.12:33). Когда я спрашиваю об этих «плодах» русских неопротестантов, они морщатся и говорят, что «это не по Писанию». Я спрашиваю: «Как не по Писанию? Разве европейские протестанты отказались от solo scriptura? А что, кроме авторитета Православной Церкви и общественного неприятия извращений, мешает русским неопротестантам, последовать примеру своих европейских родоначальников?». Внятного ответа я пока тоже не получил. Да и невозможно его получить, когда мерилом истинности выводов из Писания выступает только личный духовный опыт, «озарение». Нет никакой гарантии, что это «вдохновение» не подскажет человеку в следующий раз благословить извращенца и оправдать какой-то иной грех. И чтение Библии само по себе ни от чего не застраховывает, поскольку оно никаким магическим действием на умы не обладает и свободу человека не сковывает. Сама по себе Библия, даже Новый Завет, – это написанный текст, состоящий из букв (ср. 2Кор.3:6). И складываются все эти буквы в законченный смысл в наших головах. Но головы-то у нас очень разные! Одно дело – святые люди, о которых можно сказать, что они имеют ум Христов (1Кор.2:16), а другое дело – ум невежды и неутвержденного (2Пет. 3:16). Только вот с кем себя соотнести? Православный верующий должен соотносить себя с невеждой, который не способен сам извлечь и вместить в себя всю полноту смысла Писания и может его исказить при толковании. Поэтому 19 правило Шестого Вселенского Собора требует даже от епископов и священников, чтобы они толковали Писание только в соответствии с толкованиями Святых отцов. Это совсем не означает, что православные не способны в принципе сами пользоваться Писанием и черпать из него спасительные истины. Отнюдь! Православные должны изучать Писание и утверждаться в его спасительных истинах. Но им, как «невеждам», запрещено оставаться с бездной смыслов Священного Писания один на один, «зная прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою» (2Пет. 1:20). Нужно изучать Писание и жить с ним. Но понимать Писание можно только так, как учит «Церковь Бога Живого, столп и утверждение истины» (1 Тим. 3:15). Именно в вопрос о Церкви упирается проблема совместной молитвы, а вслед за ней и совместного социального служения.

Почему протестантам нужна именно совместная молитва? Почему они искренне оскорбляются, когда дружеское общение с ними не завершается совместной молитвой? Мне сложно это объяснить, но рискну предположить, что совместная молитва означает для протестанта признание со стороны исторической церковной традиции. Если не молишься вместе, значит, не доверяешь, значит, внутренне осуждаешь и не признаешь. Это непризнание обижает протестантов, особенно простых прихожан. Но для обид нет никаких оснований. Есть такое понятие — целомудрие, цельное понимание, цельность жизни. Слово Божие подтверждает, что о целомудрии можно говорить и в отношении к религиозной жизни (ср. Иез. 16:31 и др.). Церковь — духовный организм, отчасти похожий на семью (ср. Еф. 5:22-33). Молитва – это принадлежность внутренней жизни Церкви, цельной семьи Божьих чад. Весь молитвенный процесс в Церкви – это единое целое, включающее в себя Таинства, прославление Бога и святых, освящение материи, молитвы общин и частные молитвы христиан. С молитвенной жизнью Церкви неразрывно связана и иерархическая структура Церкви. Ни одну часть отсюда нельзя выбросить или отвергнуть. А 90 % современных русских неопротестантов (тех, кто был крещен в православии) выбросили и отвергли весь молитвенный опыт Церкви и отказались от православных епископов и священников как предстоятелей (1Фес. 5:12). Они отреклись от крещения в Православной Церкви, они осудили иконопочитание, молитвы святым и молитвы святых (Откр. 5:8) о нас. Столкнувшись с формализмом отдельных православных мирян и священников, они осудили и всю Церковь, признав её мертвой. К этому причастен каждый русский неопротестант. Может быть, сами неопротестанты этого даже и не замечают. Но для православных это – предательство, вольное или невольное. Человек ушел в другую «семью» и живет там, но хочет, чтобы прежняя «семья» признавала его как своего полноценного члена… Как-то это напоминает семейные отношения по типу «шведской семьи». Признать такое отношение нормой означает отречься от православия, оскорбленного и поруганного ушедшими в протестантизм.

Каждому протестанту нужно это просто понять. Прежде чем предложить совместную молитву, нужно вспомнить все пламенные проповеди неопротестантских проповедников и частные внушения братьев и сестер, направленные против православных обрядов и священнослужителей, «мертвого традиционализма», «идолопоклонства», «преданий старцев». Честное общение начинается именно так: «Мы считаем, что то-то и то-то в вашей практике

недопустимо… Но мы видим в вас искренних верующих людей. Поэтому мы хотим услышать ваше объяснение».

Стоит признать, что обратиться к неопротестантским проповедникам многих православных по культуре людей спровоцировали сами клирики или прихожане православных храмов. К сожалению, мы, священники и миряне, своим формализмом, невежеством и банальным бескультурьем оттолкнули многих от православия. Это наш грех против Церкви! Требуется осмысление его и глубокое деятельное раскаяние: изучение Слова Божия, свидетельство о вере, дела милосердия, служение Церкви.

Молитва за тех, кто был крещен в православии и ушел из Церкви, регулярно совершается в нашем храме. Каждому, кто желает глубоко вникнуть в православное вероучение, мы предлагаем библейские встречи, семинары, дискуссии и даже библейские викторины. Только искреннее общение и беседы на основе Священного Писания могут создать платформу для взаимопонимания.

Отсутствие совместной молитвы должно показывать величину греха разделения среди верующих, силу нашей боли. Реальное преодоление разделения должно стать результатом долгого труда, настолько долгого, насколько велика наша любовь.

Социальная работа в этом смысле может дать некоторую помощь, но и она не должна становиться на первый план. Дела милосердия – средство личного спасения, а не путь преодоления расколов и ересей и исполнения заповеди Христа: «…да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, [так] и они да будут в Нас едино…» (Ин. 17:21). В данный момент православных и протестантов реально объединяет Библия. Она у нас одна. Она для нас – авторитет. Она и может быть точкой отсчета для серьезного общения. От нее должно начаться заповеданное нам Господом примирение (Мф. 5:23-24).

Нет смысла обсуждать, кто виноват более: те, кто отвращает людей от православия или те, кто отрекается от крещения, хулит Церковь из-за отдельных ее служителей. Главное, что искренние православные любят православие не за ошибки православных, а за сохраненную без искажения веру апостолов. А что кроме апостольской веры нужно протестантам?

Разница между нами в том, что православные апостольскую веру берегут путем сохранения апостольского преемства, а протестанты реконструируют, опираясь на текст Библии. Причем, протестантизм, с момента своего выхода в церковно-историческое пространство, кардинально изменился и продолжает меняться с ужасающей быстротой под знаменем восстановления «апостольской церкви». Так какой же она была Апостольская Церковь? Такой, как современная лютеранская, или такой, как баптистская или пятидесятническая? Где та Церковь, которую не одолели врата ада (Мф. 16:18), которая хранит апостольскую веру? Где вообще в Евангелии указан изначальный протестантский метод создания Церкви человеком по принципу: мне у вас не понравилось, пойду сделаю собственную церковь или назову «церковью», то, что захочу?

Изучение Священного Писания не наделяет человека правом организовывать «церкви». Изучение Священного Писания – это первый шаг к Церкви. В этом смысле, заслуга современных русских неопротестантов в том, что они научили любить Библию огромное количество людей. Они сделали то, что не сумели и не успели сделать русские православные – это ещё один грех современных православных против Церкви и против православия. Но грех православных не может быть оправданием протестантов.

Каждый протестант, полюбивший Священное Писание, живущий ради Христа, должен понимать, что Священное Писание рождено исторической Церковью через конкретных святых людей. Их опыт жизни в Святом Духе дал нам не только Писание. Он продолжает и поныне оставаться основой жизни Церкви, ибо «…один источник не может изливать соленую и сладкую воду» (Иак. 3:12). Воспринимая их опыт жизни целиком, мы исполняем заповедь апостола Павла (Евр. 13:7). Почитая их и молясь им мы приступаем «к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу, и к Крови кропления, говорящей лучше, нежели Авелева» (Евр. 12:22-24). Таким образом, историческое и современное, небесное и земное уже сейчас в Церкви соединяется под Единым Главою – Христом (Еф. 1:10). Церковь – историческое начало Священного Писания, его продолжение и исполнение. Вне Церкви не может быть исполнения, усыновления (Рим. 8:15,23). Поэтому, сделав первый шаг к Церкви, узнав Священное Писание, полюбив его, последовательно нужно сделать и второй шаг – принять весь опыт жизни святых

людей, в Духе Святом сохранивших для нас переданное от Отца через Сына апостолам (Ин. 17:8). Если не сделать второго шага к Церкви, то Священное Писание превращается в игрушку и набор цитат, которыми можно обосновать всё, что угодно. Именно от того, что современные пасторы-протестанты всё больше используют Писание для того, чтобы учить «учениям человеческим» (Мк. 7:7), оправдывать грехи и пороки, протестанты и неопротестанты часто говорят о «разных служениях», соглашаются с тем, что спасающиеся могут быть и в Православной Церкви («идолопоклонники», «фарисеи»!) Распространение такой вероучительной беспринципности – последний шанс для прикрытия наготы «церквей», основанных человеками, а не Христом.

Настал момент, когда каждый искренний протестант, верующий словам Евангелия про двоих или троих, собранных во имя Христово, уже может по плодам понять, что не всякие двое или трое — уже Церковь. Что двоим или троим человекам ощутить в душе возвышенный порыв ко Христу совсем недостаточно, чтобы из них уже получилась «Церковь Бога живого, столп и утверждение истины» (1Тим. 3:15). И множество людей, собравшихся в разных городах, ощутивших искреннее стремление к Богу, объединенных в различные союзы, тоже не становятся Церковью. И даже чудеса и изгнания бесов не могут быть безусловным свидетельством их подлинно благодатных дарований (Мф. 7:22-23). Евангелие не детализирует, каковы те «двое или трое» (Мф. 18:12), среди которых Господь Иисус Христос обещает быть. Но тремя стихами ранее написано: «…А если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытáрь» (Мф. 18:17). Если Церковь – это любые «двое или трое», которые сами себя считают собравшимися «во имя Христово», то слова о послушании Церкви просто бессмысленны. Ясно, что послушание Церкви должно иметь полноценное обоснование во все времена. Протестант никогда не объяснит абсолютное, буквальное значение этих слов на все времена христианской истории. И признать себя самого язычником и мытарем, не слушающим Церковь, тоже не у многих хватает духа.

Различать по принципу «нравится — не нравится», где действует Бог, а где лукавый дух, неверно. Чтобы понять Промысел Божий о себе лично и о Церкви Божией, недостаточно обидеться на одного или даже на десяток религиозных формалистов и найти группу искренних верующих. Промысел Божий намного глубже и сложнее, как это видно в судьбе Израиля в Ветхом и Новом заветах (Рим. 11:33). Чтобы понять его, нужен труд, искренняя молитва и духовное напряжение. Нужно подняться над потребностью в психологическом комфорте и меркантильными расчетами. Возникновение разделений среди верующих – это попущение Божие. Оно ставит духовную задачу перед христианином: самоопределение по отношению к Церкви. Какой плод праведности (Евр. 12:11) мы надеемся получить, когда равнодушно не замечаем друг друга и моление Спасителя о единстве Его учеников (Ин. 17:21)?

Совместная молитва без преодоления вероучительных разногласий – это не духовное единство, а его имитация. Неужели Богу нужны наши имитации? Богу угодно подлинное единство в вере: «Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (Еф. 4:4-6). Подлинное единство — это дар Божий, который нужно заслужить духовным трудом. Первым шагом на пути к единству должно быть неспешное вдумчивое исследование (Деян. 17:11), осмысление веры, изучение истории Церкви, доверительное обсуждение разницы в понимании священных текстов, покаяние, осознание своих грехов друг перед другом и перед Церковью. Только присоединение к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви откроет возможности для полноценной молитвенной жизни. А потом, с Божией помощью, появится и социальная работа.

Протоиерей Георгий Казанцев

Калужское православное миссионерское общество в честь сщмч. Кукши Печерского

Храм вмч. Георгия «за лавками» г. Калуги

Вы должны быть авторизированы чтобы оставить комментарий